На правах рекламы:

http://srocentr.ru/stati/vstuplenie-ip.html сро для ип нужно сро.




Звездный мальчик

Эта коварная спутница актерских побед не могла не заметить красивого брюнета с тонкими чертами на бледном лице и большими умными глазами. После окончания театрального училища им. Щукина прошло всего три года. Они-то и принесли молодому артисту театра и кино Даниилу Страхову главные роли в спектаклях по произведениям Андрея Белого, Вильяма Шекспира, Михаила Волохова, Антона Чехова... В сезоне 2001-2002 года Страхов сыграет Дориана Грея в сценической версии романа Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея". Главный режиссер театра на Малой Бронной Андрей Житинкин увидел своего Дориана именно таким... Даниил Страхов - актер не типичный для своего поколения, Он склонен исследовать каждого своего героя: копаться в его психике, характере, искать мотивы поступков и, находя, выстраивать их в некую стройную систему. Его герои - существа легко уязвимые, неуравновешенные, ранимые, временами даже неврастеничные. Они часто кажутся непоследовательными. Однако их парадоксальные порывы возникают не от незнания чего-то и не от спонтанности восприятия мира, а, напротив, от серьезной попытки этот мир осмыслить и понять его до самого конца. Разобраться в сути явлений и вещей. Так вел себя юный Бомбист из "Петербурга" А.Белого (режиссер С.Голомазов), изо всех сил старающийся выстроить теорию социальной справедливости и воплотить ее. Но не замечающий, не осознающий того, что его логические умозаключения замешаны на личных внутренних переживаниях, на проблемах, касающихся только его одного... Так сочинял свою версию истории человечества маньяк и убийца Чикатило в волоховской монодраме "Вышка Чикатило" в режиссуре Андрея Житинкина. Разработанная осужденным на смерть преступником теория о насилии как двигателе прогресса на самом деле оказывалась лишь ширмой, прикрывающей уязвленное самолюбие, скрытые пороки и больную психику этого страшного существа. А в спектакле Голомазова "Безотцовщина (Платонов)" душевные метания, вскормленные ощущением собственной никчемности, резко отличали его философствующего Платонова от всех остальных обитателей усадьбы. При явных задатках актера-интеллектуала Даниил Страхов легко и свободно существует в спектаклях, далеких от скрупулезного исследования внутреннего мира человека. Щукинская школа привила ему вкус к яркой театральности. Его Себастьян из шекспировской "Двенадцатой ночи" прекрасно вписывается в клоунский карнавал спектакля Марка Вайля. А Принц Марокканский из "Венецианского купца" Шекспира в постановке Житинкина не уступает по манерам самым ярким звездам шоу-бизнеса. Роль Дориана Грея в сценической версии романа Оскара Уайльда - это очередной подарок судьбы, после которого можно проснуться знаменитым.

Жанна Филатова,
"Планета красота", №7-6.2001