На правах рекламы:

став рунический для похудения




От «Ликвидации» до «Исаева» — без остановок

Российские киноакадемики назвали «Ликвидацию» и «Завещание Ленина» лучшими телесериалами 2007 года

Многосерийный телевизионный фильм «Ликвидация» в эфире я не смотрела. Во-первых, побаиваюсь слово «телесериал», опасаясь, что могу стать еще глупее, чем это обворожительное качество отвесила мне природа. Во-вторых, когда впервые услышала о фильме, не знала, что его автор — Сергей УРСУЛЯК, один из моих любимых режиссеров, на чей спокойный, уверенный талант обратила внимание много лет назад, посмотрев картины «Летние люди» и «Долгое прощание». Когда о «Ликвидации» заговорили все от мала до велика, ощутила любопытство, а узнав имя режиссера — и комплекс неполноценности: как могла пропустить! Избавилась от всех этих приобретений одним махом. Купила диск, решив при оказии посматривать: все-таки четырнадцать серий, одним свободным вечером не обойдешься. Будете смеяться — обошлась! Правда, вечерок затянулся у меня до восьми утра следующего дня, поломав все намеченные ранее планы. О чем абсолютно не жалею: эстетическое послевкусие от фильма дорогого стоит. Более рассыпаться в комплиментах — ни тонкому, умному режиссеру Сергею Урсуляку, ни блестящим актерам, еще раз подтвердившим свою уникальность Владимиру Машкову, Сергею Маковецкому, Михаилу Пореченкову, Константину Лавроненко, Ксении Рапопорт, Лике Нифонтовной, ни чуткой камере оператора Михаила Суслова, ни пронзительной музыке композитора Энри Лолашвили — не буду. Сказано немало. Более того, недавно «Ликвидация» была отмечена престижной премией российской киноакадемии «Ника». Формулировка — «За творческие достижения в искусстве телевизионного кинематографа». Именно поэтому, когда я узнала, что Сергей Урсуляк начал съемки своей новой 16-серийной картины с рабочим названием «Исаев» о молодых годах легендарного разведчика Всеволода Владимирова, впоследствии ставшего Максимом Максимовичем Исаевым, а затем и Максом Отто фон Штирлицем, напросилась к режиссеру на съемки. Разговор состоялся во Владивостоке. Вернее, в Севастополе, который, говорят, чрезвычайно напоминает владивостокский порт, где и происходит действие сериала.

— Сергей, хотя легендарного Штирлица сыграли несколько известных актеров — Родион Нахапетов, Владимир Ивашов, Всеволод Сафонов, Улдис Думпис — в нашем воображении он ассоциируется, конечно же, с именем Вячеслава Васильевича Тихонова и его героем из «Семнадцати мгновений весны». Поэтому не могу не спросить, почему именно Даниил Страхов был выбран на роль Исаева? Только ли из-за ощутимого внешнего сходства с актером Тихоновым?

 — Конечно же, некоторое сходство, порода были не последними аргументами. Более того, сочетание требуемого возраста, правильных внешних данных (назову это так) и определенной известности актера стали решающими факторами при утверждении Даниила на роль. Я не мог доверить ее ни дебютанту, ни взрослому актеру. Нужен был именно такой, как Страхов. Других вариантов не существовало.

— Как вы думаете, станет ли Даниил Страхов столь же популярным, как его талантливый коллега Вячеслав Тихонов, после выхода фильма на экран?

— Подобных амбиций у меня нет. Уверен, что и Татьяна Лиознова, начиная снимать «Семнадцать мгновений весны», не предполагала, что Штирлиц встанет в один ряд с Чапаевым, Стенькой Разиным, другими народными героями. Этого никто не может прогнозировать. Успех проверяется не месяцами или даже годами, а десятилетиями. Буду счастлив, если в результате нашей работы Даня перейдет в другой разряд актеров. Мне будет приятно, если сериал понравится зрителям. Наверное, у фильма о разведчике Исаеве окажется не столько поклонников, как у «Ликвидации». Это другая картина, здесь меньше поводов для всеобщего интереса. Во всяком случае, надеюсь, что мы сделаем качественную работу, потому что непрофессионализм — основная проблема современного телевизионного  кино.

— Сергей, вы — актер по первому образованию. Много лет успешно проработали в театре «Сатирикон» у Константина Райкина. Что привело вас в режиссуру?

 — Уже на первом курсе института я начал писать сценарии. А когда прошел первичный флер обаяния актерской профессии, осознал, что хочу быть режиссером. Причем — режиссером кино. А актерская профессия, честно говоря, мне не интересна. Именно поэтому никогда не снимаюсь в своих фильмах.

— А оставить «фишечку» на память? Как, например, Эльдар Рязанов или Никита Михалков, которые появляются практически во всех своих картинах в маленьких, но запоминающихся эпизодах?

— Мне кажется, режиссер имеет право сниматься в своих фильмах, если он вообще не умеет играть, как Эльдар Александрович. Либо делает это так замечательно, как Никита Сергеевич. Я не могу существовать на площадке столь наивно, как Рязанов, и у меня не хватает таланта играть так, как Михалков. Стало быть, нужно искать актеров, которые умеют делать это гораздо лучше меня. Слава Богу, я имею возможность выбирать. Очень люблю актеров на площадке, но не завидую ни их известности, ни их гонорарам. Ни-че-му! У меня не актерская природа. Например, мне всегда было скучно играть спектакли. Я умею хорошо показывать актерам, что нужно сделать в кадре, но сам сыграть так не могу.

— Любимые актеры у вас есть?

 — Из среднего поколения, пожалуй, Сергей Маковецкий, Владимир Машков, Костя Лавроненко... Вообще приглашаю в свои фильмы только тех артистов, кто мне интересен. И отвечаю за тех, с кем работаю. Например, во время съемок сериала «Ликвидация» с совершенно неожиданной стороны мне раскрылся Володя Машков. Он — необычайно тонкий и нежный человек, ничего общего не имеющий со своим экранным образом. Сергей Маковецкий — идеально сложенный артист. Из множества кирпичиков, которые составляют актерскую профессию. Люблю работать с Федей Добронравовым.

— А среди женщин выделяете кого-либо?

— В принципе, я — мужской режиссер. С огромным удовольствием работаю с актерами-мужчинами, поскольку понимаю мотивацию их поступков и поведения. Могу представить, как нужно сыграть ту или иную сцену. С женщинами сложнее. Умею, конечно, задать направление образа, но мотивировка роли все-таки «прописывается» артисткой, которую приглашаю и которой доверяю. Именно поэтому чаще всего работаю с одними и теми же актрисами — Ликой Нифонтовой (Нора в «Ликвидации». — Авт. ), Полиной Агуреевой (Тоня). Недавно открыл для себя Светлану Крючкову. А еще были Ирина Купченко, Светлана Рябова, Оля Красько... Приглашаю в свои фильмы женщин, которыми любуюсь. Мне очень импонирует такой тип женской красоты.

— На мой взгляд, названные вами женщины — совсем не однотипны!

 — Может быть, но с каждой из них я могу сосуществовать. Мне нравится наблюдать, как они разговаривают, как двигаются в кадре.

— Сергей, сериал «Ликвидация» уже немало обласкан и зрителями, и кинокритиками, благосклонно принят коллегами. На конечный результат влияла атмосфера во время съемок?

— Во время съемок у нас случилась трагедия. Умер Андрюша Краско. Его смерть стала потрясением для всех. Но случалось и много необычайно смешных моментов. Например, любопытно было наблюдать за тандемом Пореченков-Машков, которые играли главные роли. Мишка никогда не может собраться перед съемкой и расхолаживает Володю. Пореченков — артист мгновенного включения в образ, а Машкову необходимо сосредоточиться, набрать необходимые эмоции. И разница их актерских темпераментов создавала зачастую комический эффект. Миша до последней минуты смеется, каламбурит, а Володя потом не может ничего сыграть! Должен признаться, по прошествии времени я любые съемки вспоминаю как радостные, счастливые моменты жизни, а новые — как тяжелый, каторжный труд. И всякий раз говорю родным, что никогда работа еще так трудно не шла. Вот тогда-то моя злопамятная жена (актриса Лика Нифонтова. — Авт. ) вспоминает аналогичные стоны в прежних фильмах. Помнишь, мол, как актеры не нравились, что мечтал всех уволить, набрать новую группу... И так далее, и тому подобное.

— А в жизни вне кино что приносит радость?

— Я — очень ленивый человек, обожаю ничего не делать!

— Ваш коллега из Киева известный режиссер Роман Гургенович Балаян декларирует те же ценности...

— (Смеется.) Наверное, я все-таки не такой ленивый. Рома Балаян — чемпион! Однако, кроме шуток, регулярно перед съемками думаю, как было бы хорошо, если бы произошло нечто экстраординарное (при этом — все остались живы!) и смена отменилась. Режиссерская профессия отличается от многих других тем, что все время необходимо вынимать из себя душу и отдавать другим. А с возрастом все меньше и меньше сил... Однако и времени снимать новые фильмы остается немного. Уже нельзя делать одну картину в три года, как раньше. Потому сразу же после «Ликвидации» я и взялся за новую постановку.

— По окончании съемок общаетесь со своими актерами?

— Практически нет. Бывают исключения, но они фрагментарны. У меня есть несколько близких друзей, общением с которыми очень дорожу. Это Паша Любимцев, известный всем теленатуралист (ведущий программы «Путешествия натуралиста». — Авт. ). Мы дружим уже более 30 лет. Миша Ширвиндт. Еще один человек, чье имя вам ничего не скажет. Он — политик, губернатор Калининградской области. А ближний круг — мой брат, жена, дочери, моя собака...Они — первые зрители черновых сборок нового фильма, первые критики. Дают какие-то идиотские советы, получают за это по мозгам (смеется). А Пашку Любимцева порой просто выписываю среди ночи, и он приезжает в любое время, чтобы посмотреть, как я склеил ту или другую сцену.

— Словосочетание «моя собака» напомнило мне о вашем телевизионном опыте. Программа «Я и моя собака», по- моему, была весьма рейтинговой и любимой зрителями?

— В телевидение попал случайно. После выхода на экраны фильма «Летние люди» передо мной встал сакраментальный вопрос — что делать? Кино в тот момент не снималось, работы не предвиделось, денег не было. Миша Ширвиндт позвал на телевидение, и в течение двух лет мы делали программу «Я и моя собака». За это время она мне осточертела, а я осточертел группе. Но они из интеллигентности стеснялись меня выгнать, а сам я не уходил, потому что хотел зарабатывать, был жаден до денег. (Смеется.) Слава Богу, что мы с Мишей не рассорились тогда. Позднее с удовольствием вел программу «Пестрая лента». Мне было интересно рассказывать о фильмах, которые люблю. Казалось важным, чтобы о них узнала молодежь. К сожалению, сегодня подобные передачи мало кому нужны. Как-то включил телевизор, попал на «Comedy club» и не мог поверить ни своим глазам, ни своим ушам! Кошмарный, просто-таки сортирный уровень юмора! Ужасает то, что авторы этого проекта выдают содержание программы за шутки национального характера. Похоже, они не имеют представления о том, что существует такие имена, как Михаил Жванецкий, Марк Захаров, Александр Ширвиндт, Аркадий Арканов. Боюсь, подобное телевидение развращает. В первую очередь — молодежь, поскольку она привыкает к регулярно слышимому уровню шуток и думает, что так и должно быть.

— Хочу вас успокоить и сделать комплимент: по счастью (сужу по дочери и ее друзьям), многие из молодых людей смотрят не «Comedy club», а «Ликвидацию»...

— Постараюсь их не подвести и сделать новый фильм качественно и интересно. Хочу, чтобы им понравился наш Штирлиц. Но чтобы они любили не только таких красивых, как актер Даня Страхов, но и таких, как режиссер Сергей Урсуляк! (Смеется.)