На правах рекламы:

• Продажа зимней резины в Самаре




Страховка на всю жизнь

Отчасти Дориан Грэй, отчасти Калигула, и совсем чуть-чуть барон Корф из «Бедной Насти» – таким знают сегодня зрители Даниила Страхова. Но, как уверяет жена артиста, Мария Леонова, в жизни он – полная противоположность своим героям.

С.К. Маша, Даня сейчас почти круглосуточно снимается. Как вы это переносите?

Маша. Даню я действительно почти не вижу дома. И, признаюсь, мне сложно. Я понимаю. Это работа. Он очень часто звонит в течение дня. А уже вечером мы обсуждаем, как у кого прошел день.

С.К. Как складывается Ваш день?

Маша. Я сейчас располагаю свободным временем. И какую-то часть дня посвящаю дому. В прошлом году я училась на дизайнера интерьера. Выступала в роли декоратора, оформляла квартиры на Старом Арбате. Но основной моей работой является театр.

С.К. А как Даня отнесся к Вашему занятию дизайном?

Маша. Положительно, всячески меня в этом поддерживал Но когда мне пришлось выбирать между театром и дизайнерской деятельностью (учеба совпадала с репетициями), выбор произошел сам собой.

С.К. А совпадают ли Ваши взгляды на уют?

Маша. Даня полностью доверяет моему вкусу. Я занимаюсь его гардеробом. Когда мы встретились, классический костюм был его повседневной одеждой. Я много времени потратила на то, чтобы заставить его ходить в кроссовках, джинсах, спортивных куртках. И сейчас он с удовольствием носит те вещи, которые я ему покупаю.

С.К. В другом он также легко поддается переубеждению?

Маша. Я никогда не старалась влиять на его мнение. Я просто высказываю свою точку зрения. Он меня выслушивает. А решение всегда  принимает сам. И Даня в отношении меня тоже никогда ни на чем не настаивает.

С.К. Он обязательный человек?

Маша. Да. И очень пунктуальный. Если он что-то обещает, всегда это делает. Если он не уверен в чем-то, то всегда скажет: «Я постараюсь, но не могу обещать на сто процентов».

С.К. Даня производит впечатление человека рационального и осторожного…

Маша. Он человек думающий. Если я эмоциональна и меня сначала захлестывают эмоции, а уже потом начинаю думать, то он более хладнокровен

Но мужчины-актеры в силу профессии более эмоциональны

На него это почти не наложило отпечатка. Он закрытый человек. Собственно, как и я.

С.К. Он с Вами делится всем или из него надо многое «вытягивать»?

Маша. Я считаю, если человек хочет рассказать что-то, он расскажет.

С.К. Вы давно знакомы?

Маша. Восемь лет. Даня перевелся к нам в Щукинское из Школы-студии МХАТ.

С.К. Вы сразу заметили друг друга?

Маша. Даня говорит, что у него ко мне была любовь с первого взгляда. А я его вообще не замечала.

 С.К. Что он делал, чтобы Вы его заметили?

Маша. Все как-то само собой произошло. Мы с ним встречались на втором курсе института. Потом расстались. Вновь встретились позже, когда оба попали в Театр им. Гоголя.

С.К. И вскоре поженились?

Маша. Нет. Мы прожили вместе 4 года.

С.К. Для Вас было важно официальное оформление ваших отношений?

Маша. Я особенно об этом никогда не думала. Главное для меня – наши отношения. Просто в какой-то момент мы оба поняли, что готовы к этому.

С.К. Вы знаете Даню до конца?

Маша. Думаю, что нет. Так же как и он меня. Я считаю, человека, бывает, нельзя узнать, даже прожив с ним жизнь.

С.К. Вы ревнивы?

Маша. Ревнива, но я с этим борюсь. Мне кажется, что самое главное – доверять человеку. Даня тоже очень ревнив. В этом мы похожи.

С.К. Но Вы должны были быть готовы к тому, что ревновать придется просто потому, что он очень красив…

Маша. С приходом Дани к нам на курс началось оживление среди девушек. Я не понимала, с чем связан такой ажиотаж, потому что тогда не считала его красивым. Вообще для меня мужская красота не имеет значения. Мне кажется, что в мужчине очень важная гармония внешнего мира с внутренним. Но я это уже очень плохо помню. Мне вообще кажется, что все события времен института были не со мной.

С.К. Вам хотелось бы играть с Даней?

Маша. Нет. Хотя сейчас мы вместе играем в ГИТИСе в спектакле «Безотцовщина» по чеховскому «Платонову». Даня – Платонова, а я – Анну Петровну Войницеву, генеральшу Режиссер Сергей Анатольевич Голомазов предложил сыграть мне эту роль. И я, не раздумывая, сказала: «Да».

С.К. А почему Вы вначале ответили «нет» на вопрос о совместной работе?

Маша. До конца я этого не могу объяснить. Просто чувствую, что не хочу.

С.К. А на съемки в Питер Вы не ездили?

Маша. Я не считаю, Что на съемки или на гастроли надо выезжать семьей. Думаю, что это мешает работе.

С.К. Он щедрый человек?

Маша. Очень. Мне кажется, что самое ужасное качество, которое может быть в мужчине, – жадность. Когда мы только начинали свою совместную жизнь, у нас средств фактически не было. Но Даня и тогда мог все, что у него есть, выложить за какую-нибудь ерунду, которую он хотел подарить мне. Это в нем осталось. Он вообще отзывчивый и добрый человек.

С.К. Он не гурман?

Маша. Нет, в еде достаточно неприхотлив. Я не знаю, ни одного продукта, который он бы не ел. А любит он все, начиная с борща с чесноком, жареного мяса и заканчивая тушеными ребрышками.

С.К. Как Даня отнесется к тому, что дома не убрано или нет обеда?

Маша. Вообще-то такого не бывает, потому что я в этом смысле человек щепетильный. Хотя раньше грешила тем, что любила разбрасывать свои вещи. Даня меня отучил от этого. А сам научился. Мы с ним некоторыми привычками поменялись.

С.К. Но в основном похожи друг на друга?

Маша. Мы стали похожи во многих привычках, манере говорить, даже ужимках.

С.К. Даня, когда Вы включились в этот марафон под названием «Бедная Настя», подозревали, что будет так тяжело?

Даня. В общем, я это осознавал. Учитывая театр и два других проекта.

С.К. А с Машей обсуждалось участие в этом проекте?

Даня. Безусловно. У нас был многодневный семейный худсовет. Мы понимали, что подобный проект – первый в истории русского телевидения, и при всех соблазнах в нем есть много вопросов, на которые стоило бы ответить, прежде чем за него хвататься, в том числе дикая занятость.

С.К. А отрицательным моментом было и то, что вы будете меньше видеться?

Даня. Да. Например, только что Маша две недели была в Париже. И для нее не было особой разницы в том, где она была: там или здесь – она меня не видит по-прежнему. А вот мне, конечно, стало легче с ее возвращением.

С.К. Почему Маша не ездила с Вами на съемки «Бедной Насти» в Питер?

Даня. Я никогда не брал Машу в рабочие поездки. Любые актерские поездки обладают некой особенностью. При удачном стечении обстоятельств складывается очень хорошая компания людей, связанных с работой. Возникает атмосфера дружеских отношений. Все дружат, но понимают, что делают это для того, чтобы получился хороший результат. Не знаю, возможно ли здесь смешение жанров. А вот, например, на международный театральный фестиваль в Варшаву я брал с собой Машу. Было замечательно.

С.К. Маша сказала, что вы оба ревнивы…

Даня. Наверное, самое бурное проявление моей ревности – это уход в себя.

С.К. Вы осторожный человек?

Даня. Я считаю себя достаточно разумным, но вместе с тем часто поступаю вопреки осторожности. Я делаю это сознательно, имея некое внутреннее представление о том, как должно поступать. Часто этим врежу себе в бытовом смысле, но, по крайней мере, стараюсь не идти на какие-то сделки с самим собой.

С.К. А педантичным можете себя назвать?

Даня. В общем-то я педантичен. Но моя педантичность не является тотальной. В чем-то она проявляется, а в чем-то я, наоборот, рассеянный человек. Я много чего забываю, но никогда того, что связано с работой.

С.К. Ваша карьера на сегодня складывается более удачно, чем у Маши. Пытаетесь ей как-то помочь?

Даня. Пожалуй, мы об этом особо никогда не разговаривали. Ведь для того, чтобы обсуждать эти темы, нужно иметь какие-то реальные возможности. Честно скажу, я плохо себе представляю, как я приду и скажу, например, Акопову, что буду сниматься, только если возьмут Машу. Это для меня невозможно психологически. Это не значит, что я не хочу ей помочь. И я абсолютно уверен в том, что Маша намного талантливее меня. Вообще я считаю, что всегда любой поворот в карьере, в судьбе случается совершенно неожиданно. Поэтому, думаю, когда подобная возможность возникнет, ее вполне можно будет расценить как тот самый поворот.

С.К. А Вы бы хотели играть вместе с Машей?

Даня. Почему бы и нет? Мы вместе уже играем в «Безотцовщине». Правда, было сложно привыкать друг к другу на сцене, как к партнерам, абстрагироваться от наших личных отношений.

С.К. Насколько у вас совпадают творческие вкусы и вообще взгляды на жизнь?

Даня. В принципе вкусы совпадают, а взгляды за пять лет, проведенных вместе, тоже стали совпадать. Мы достаточно притерлись друг к другу.

С.К. Похожи не были?

Даня. Да Бог его знает. Когда люди только начинают встречаться, им либо кажется, что они очень похожи, а потом оказывается, что это вовсе не так, либо они изначально не похожи друг на друга, а потом приходят к какой-то общей точке. Или события развиваются по третьему варианту сценария. Каждая семейная пара – это отдельная история, и здесь нет общих правил.

С.К. Маша – это любовь с первого взгляда?

Даня. Да, Машу я заметил сразу.

С.К. Но до Маши влюбленности были?

Даня. Да. Я очень много влюблялся. Хотя свою любовь встретил довольно рано, в 18 лет. Но прошел не один год, прежде чем мы оказались вместе.

С.К. А решение расписаться было взаимным?

Даня. Мне сложно сказать, кто являлся инициатором. Я забывчив на детали. Я только помню, что шел в загс и иронизировал: советовал Маше не совершать опрометчивых поступков, специально обращал внимание на проходящих мимо женщин, в общем всячески пытался ей показать, что рядом идет «недостойный ее внимания мужчина».

С.К. Маша сказала, что Вы ограждены от домашних дел, кроме поездок за продуктами.

Даня. Я не в восторге от магазинных походов. Но меня еще с советских времен ужасала женщина с тяжелыми сумками, которые она тащила от магазина к дому. Вытянутые женские руки с вспухшими венами – достаточно яркое воспоминание детства.

С.К. Маша сказала, что повлияла на стиль Вашей одежды. А то, как одевается Маша, Вам нравится?

Даня. Да. Единственное, что мне не нравится, - то, что она не любит носить юбки. Я понимаю, что это неудобно. Тем не менее, это красиво. А стиль «унисекс» временами начинает меня как мужчину раздражать.

С.К. Что в Маше Вас восхищает больше всего?

Даня. Маша – настолько гармоничный и при этом настолько душевно близкий мне человек, что эта внутренняя близость мне дороже всего и является самый ценным в наших взаимоотношениях.

Екатерина Федорова. Фото: Ольга Хабарова
"Седьмой Континент" (декабрь 2003)