На правах рекламы:

• Исполнения Фланец плоский DIN в России.




Бедный Корф пошел в торговлю

Несмотря на то, что Даниил два месяца безвылазно снимался в Киеве (в сериале «Торгаши»), уговорить актера побеседовать с нами оказалось делом не из легких. «Представьте, только за последний год я дал более 70 интервью, и это только те, которые помню. Мне кажется, я рас¬сказал о себе все», — отнекивался Страхов. Однако в один из теплых июльских вечеров во время перерыва на съемочной площадке Даниил «капитулировал».

Не нужен мне край голливудский
— Прошло немного времени после окончания самого грандиозного и успешного телепроекта «Бедная Настя», в котором Даниил сыграл Владимира Корфа. Все актеры немного отдохнули от сумасшедшего графика и друг друга. Но признайтесь, в последний съемочный день вы, наверное, жалели, что все закончилось?

— Если говорить честно, то в последний съемочный день ничего, кроме пустоты, я не почувствовал. Причем это была такая всеобъемлющая пустота, которая заключает в себе и грусть, и радость, и массу других эмоций, которые в результате сложения равнялись нулю. Все очень устали.

— А за командой не скучаете, с кем-нибудь из коллег успели сдружиться насъемочной площадке?

 — Вышло так, что еще до съемок «БН» я был хорошо знаком с Петей Красиловым, который играл Мишу Репнина. Мы редко встречались, но когда это случалось, всегда были рады друг друга видеть. Ну а на съемках «БН» мы превратились в настоящих товарищей, и все, так сказать, сложности и беды этого кинопроизводства (вкупе с радостями, разумеется) не смогли утомить наших дружеских отношений. Мы с удовольствием видимся и сейчас, правда, сейчас я здесь, и поэтому наше общение пока сводится на нет. Но я знаю, что если Петя позвонит мне и скажет: «Даня, мне нужна твоя помощь», я с радос¬тью откликнусь. Надеюсь, то же самое он может сказать обо мне. (Улыбается.)

—Даниил, я слышала, что ваши отец и сестра живут в Америке. Не собираетесь ли вы перебраться к родне поближе и попытать счастья в Голливуде?

— Ваши познания о моих семейных обстоятельствах, признаюсь, меня удивили! Даже не знаю, что на это сказать... А насчет Голливуда могу ответить — дело в том, что я не владею английским языком, а это значит, что мое желание или нежелание сниматься в Голливуде сводится практически к нулю. Хотя я бы не отказался от какого-нибудь замечательного фильма, но только в том случае, если бы мне в нем предложили роль... без слов. (Смеется.) Вообще, вопросы подобного порядка меня всегда очень смешат, потому как русскому актеру невозможно сделать там карьеру. Это же очевидно.

Как работа победила игру
— Параллельно с «Настей» вы снимались еще в нескольких проектах, один из которых — «Дети Арбата». Ваша роль в этом фильме принципиально отличается от роли в «БН»?

— Несмотря на то, что мне досталась не та роль, которую мне хотелось воплотить, работа мне очень понравилась. Я мечтал сыграть Сашу Панкратова, но режиссер Андрей Андреевич Эшпай утвердил меня на роль Юрия Шарока (роль Саши досталась Евгению Цыганову. — Прим. ред.). В книге это стопроцентный подонок и негодяй, такой себе «генетический злодей». Однако в процессе работы мы с Э шпаем кроили персонаж совершенно по другим лекалам, нежели те, которые прописаны в романе у Рыбакова. Не знаю, получился Шарок или нет, — об этом судить зрителям.

— Знаю, вы собирались в составе российской сборной ехать в форт Буаяр, но вас пригласили сниматься в Киеве в сериале, и вы от Буаяра отказались. Не обидно? Ведь ваша экранная жена в «Торгашах», Инна Гомес, так замечательно поучаствовала в «Последнем герое»...

— Когда мне предложили поехать, я согласился, не думая, но потом мне поступило предложение из Киева. А поскольку работа по сравнению с отдыхом и какими-то развлечениями, к коим я отношу и участие в игре «Форт Буаяр», гораздо важнее, то проблема выбора передо мной не стояла. Ну не увижу я Петю Красилова еще каких-то пару месяцев, что же теперь делать? Ничего страшного! (Улыбается.) А что касается «Последнего героя», то я считаю, что это более сложная игра, чем «Форт Буаяр». Ведь в последнем нет та¬ких физических и психологических нагрузок, как в «Последнем герое», поэтому участие в ней — скорее некая возможность увидеть товарищей по несчастью и пережить новое. (Смеемся вместе.)

Я не Ромео
— Расскажите немного о своем герое в Торгашах».

— Если честно, то ничего говорить пока не хочется — ведь работа еще не закончена. Сейчас идет монтаж, скоро будем озвучивать. Но если вы настаиваете, так и быть, в двух словах могу сказать: я играю молодого талантливого ученого, который в силу проблем, связанных с невозможностью людям науки в наше время заниматься своим делом, уходит в бизнес. Проходя через разные стадии, достигает там определенного успеха и возвращается обратно в науку, что, в принципе, уже само по себе является сказкой. (Смеется.) Мне кажется, жанр этого фильма можно определить именно так.

— При такой кинозанятости я читала, что еще успеваете в театре играть и ездить на гастроли. Какой последний спектакль со своим участием рекомендовали бы посмотреть вашим поклонникам?

— Конечно, «Ромео и Джульетту» в постановке Роберта Робертовича Стуруа. Спектакль, безусловно, будет прокатываться не только по России, но и по ближнему зарубежью.

— А кого вы играете, неужели Ромео?

— Нет, для Ромео я уже староват! (Смеется.) В этом спектакле я играю Париса. Обычно, эта роль в «Ромео и Джульетте» считалась провальной. Из-за того, что она такая неинтересная и малокалиберная. Но мы с режиссером попытались каким-то образом сделать эту роль другой. Мой Парис — не глупый и самодовольный молодой человек, который время от времени появляется в пьесе и все время чего-то хочет или требует, — он у нас персонаж довольно интересный.

Мечтаю встретиться с женой
— Интересно, что самый популярный телевизионный актер смотрит по те¬леку дома, когда выпадет свободная минутка?

— Ничего не смотрю. Обычно все свобод¬ное время провожу дома при выключенном телевизоре.

— Один?

— Нет, зачем же? Вдвоем с женой, ее зовут Маша, она актриса.

— Она в кино снимается или работает только в театре?

— Маша много снималась, но не в полнометражных картинах, а в односерийных телефильмах. Один из таких — «Обыкновенные дни», очень достойное кино, с Анатолием Белым и с Машей в главной роли. Что касается сегодняшних ее работ, то совсем недавно она снялась в одном серьезном кино, названия которого я пока не знаю, оно еще не найдено. Было какое-то рабочее название, но каким оно будет в результате, я пока не в курсе.

— А у вас не возникало желания пригласить свою супругу в те проекты, в которых заняты вы сами? Или вы, наоборот, не хотите вместе сниматься, потому что дом, семья — это одно, а работа — другое, и лучше одно с другим не смешивать?

— Я как раз придерживаюсь того мнения, что работать друг с другом интересно и полезно. Но я не могу просто так прийти и заявить режиссеру и ассистенту по кастингу актеров: а не хотите ли вы кроме меня позвать в картину мою жену? Согласитесь, это звучит глупо и странно. Обычно к началу съемок подбирается определенный актерский состав, и на его формирование не влияет ни один актер. Но я был бы счастлив и рад, если бы нас с Машей когда-нибудь свела судьба на съемочной площадке.

—А теперь вопрос, который интересует огромную часть народа: когда начнутся съемки продолжения «Бедной Насти»?

— Честно? Я не знаю. Также я не знаю, кто из актеров останется в проекте, а кто нет.

В этот момент Даниила позвали на съемочную площадку — перерыв закончился, но читателям «Сериала» актер успел пожелать на прощание:
— Я хочу поблагодарить всех читателей за то, что они смогли дочитать это интервью до конца: значит, оно чем-то их заинтересовало. Спасибо вам за это большое и всего вам хорошего!