На правах рекламы:

картина на заказ по фотографии




Даниил Страхов в программе «Акцент

Здравствуйте, меня зовут Наталья Поташева. В эфире программа «Акцент». Сначала небольшое видео.

Даниил Страхов – актёр нетипичный для своего поколения. Он склонен исследовать каждого своего героя, копаться в его психике, характере, искать мотивы его поступков. Даниил Александрович Страхов родился 2 марта 1976 года в классической интеллигентной семье. Театральные задатки Даниила начали проявляться ещё в отрочестве. Он принимал активное участие в постановках школьного театра «Фантазия». Однако лишь в выпускном классе однажды неожиданно для себя самого Даниил решил стать профессиональным актёром. Он сразу же поступил в школу-студию МХАТ, а через год перевёлся в Щукинское училище. На четвёртом курсе училища Даниила заметил главный режиссёр театра им. Гоголя Сергей Яшин. После этого начинающий актёр сыграл свою первую тогда ещё роль Николая Облеухова в спектакле «Петербург». На счету Даниила больше десятка ролей в сериалах, полнометражные картины, можноство спектаклей многоликой направленности. «Несмотря на то, что я очень сомневаюсь в том, что должно ли искусство воспитывать массы, для меня в моей профессии самым важным является тот результат, тот смысл, который я своей работой доношу до зрителя.» - отзывается о своей профессии актёр Даниил Страхов.

- Итак, гость нашей программы актёр театра и кино Даниил Страхов. Вы там несколько раз что-то так хмыкнули, что-то не понравилось? С Вашего сайта взята информация.

- Ну знаете, можно от куда угодно взять что угодно…

-  Что-то не так?

- Нет. Там…

- С чем-то не согласны?

 - Там были, конечно, какие-то неточности. Но это моё личное дело, в конце концов, нравится мне что-то или не нравится…потому что это Ваш выбор  видеоряда, фотографий и так сказать, закадрового материала.

- А по-моему замечательные фотографии.

 - Ну Вам понравилось и хорошо.

-  Хорошо. Даниил, а можно о том, где Вы сейчас служите, работаете и кто Вы сейчас. Потому что я пыталась найти информацию как раз по театрам и не смогла. Вы по-прежнему, как о Вас говорят, актёр-шатун?

- Это как раз Сергей Яшин меня назвал в своё время, когда я увольнялся из театра Гоголя… В общем… Я пять лет, если не больше, шесть может был официально безработным. Трудовая лежала дома. И сейчас я думаю, что в течении двух-трёх недель я приму приглашение… То есть, я уже дал своё согласие и вернусь в театр на Малой Бронной в качестве артиста театра.

- Теперь уже постоянно там будете?

 - Я там и был, постоянно, собственно.

- А Вы как-то сказали, как раз может быть…

- Я менял, я просто менял место работы. Сначала я работал в театре Гоголя, потом я работал… нигде не работал. В театре Моссовета разовые. Потом значит театр Джигарханяна – разовый – три месяца вообще. Потом театр на Малой Бронной я был актёром театра два с половиной года. Потом там случилась очередная пертурбация режиссёров, директоров и так далее. Театр в общем с большой и длинной историей. И я ушёл в свободное плавание, благо было кино. Оно вот как раз тогда как-то возродилось вообще как индустрия. А сейчас вот так получилось, что Сергей Анатольевич Голомазов, который поставил со мной первый спектакль на профессиональной сцене. Не свой первый, а мой первый. Собственно говоря, «Петербург» по роману Андрея Белого. Сергей Яшин является худруком театра имени Гоголя и он действительно позвал меня в труппу, но спектакль ставил Сергей Анатольевич Голомазов. И вот так получилось, что театр на Малой Бронной и Сергей Анатольевич Голомазов встретились, что называется, за моей спиной. Я сначала поработал с одним режиссёром, потом поработал с другим театром, а вот тут раз, они соединились и такое стечение обстоятельств, что они предложили мне как-то воссоединиться. Как-то всё это… Я надеюсь, что это будет удачный союз.

-А как это вяжется с тем, что Вы сказали, что всё-таки свобода для Вас главное? Вот как раз… и что, если работаете штатным сотрудником театра у Вас этой свободы нет. Это вот кстати, мнение Ваше меняется с возрастом?

 - Мое мнение не меняется абсолютно. То есть, моё какое-то свободолюбие оно от этого не зависит, потому как написать заявление об уходе можно всегда. Это же…я не подписываю какое-то крепостное самому себе. Я не сдаю себя в рабство. Вы вот, у Вас есть работа не телевидении. Это же не означает, что Вы человек именно потому, как Вы работаете здесь, человек несвободный. Потом меня приглашают всё-тки не как так сказать, в засол, артиста. Всё-таки я надеюсь, что отношение ко мне будет всё-таки иным (улыбается). Извините, что так нескромно о себе. Потом, я всех там знаю, я знаю, как ко мне относятся. Мне приятно, что ко мне относятся очень многие и артисты, и труппа, и…цеха с большой симпатией. Мне это приятно.

-  Хорошо, не будем о будущем. Давайте всё-таки о настоящем и прошлом, может быть. Потому что хочется о Вас больше узнать от Вас.

 - Ой.

- Ваш послужной список был просто невероятный. На сцене были и Калигулой, и Дорианом Греем и Чикатило. Это что такие…?

 - Одно и то же. Кошмар какой-то. Знаете, что касается этой самой моей несчастной Чикатилы, в женском роде…Этот спектакль был сыгран в Москве один раз. Это классический пример гениального совершенно дарования Андрея Альбертовича Житинкина как пиар-менеджера. Он был сыгран один раз в театре…в музее Маяковского и всё. И пару раз мы сыграли что называется на выезде.

- Ну представляете, какая волна пошла?!

 - Ну это просто острая перчинка, такая тема, о которой не грех сказать любому журналисту

- Ну просто это не вяжется с Вашим…

 - и Ваши редакторы вписали её вслед за всеми остальными. Пусть не обижаются. Говорить тут не о чем. Да, был такой моноспектакль на час ноль пять, условно говоря. Это было интересно с точки зрения эксперимента такого, как сказать, актёрского вот такого расшатывания тебя в разные стороны. Это, Господи, было уже давно лет шесть-семь назад. И до сих пор об этом всё говорят и говорят. Говорить не о чем.

-  Ну как это не о чем?

 - Ну такой был почти перфоманс на самом деле. Ну ей Богу.

- Нет, я имею в виду вообще о Вас…

 - Ненормативная лексика Михаила Волохова. Он человек яркий конечно, но то, что это всё-таки не Достоевский при всём моём уважении и к тому, и к другому.

- Понятно. Тогда скажите всё-таки в театре что главное для актёра? Особенно сейчас, когда…ну Вы снимаетесь и в кино, и в театре, а главное это везение работой или что это? Как вот увидели этого актёра? Поняли что…

 - Это судьба, мне кажется. Потому что я знаю огромное количество…ну не огромное, но я не могу знать огромное количество людей, но тех, кого я знаю. Я знаю артистов, которые с моей точки зрения заслуживают лучшего. Вот. Когда мы выпускались, предположим, на курсе…вот изначально, что называется, какая-то…вот казалось, что вот эти должны прозвучать ребята, а у этих нет шансов. Вот, предположим, у меня. Я выпускался вполне себе сереньким студентом. И я скажу, что я был плохим артистом, как мне кажется. Я не уверен в том, что я сейчас так хорош, как все мне… лесть должна быть грубой. Если я как бы успокоюсь в своих каких-то мнениях на этот счёт, наверное в этот момент артист и должен заканчиваться. Потому что, с одной стороны, ему нужна уверенность в своих силах и своих способностях, с другой стороны успокоенность ведёт к такому застыванию, что ли. Можно и забронзоветь. Возвращаясь к первоначальной теме, актёр, его успех, это вещь какая-то неуловимая. Это такой симбиоз обстоятельств, судьбы… Как любят говорить американцы: оказаться в нужное время в нужном месте, но это чушь собачья.

-  Нужно иметь просто везение.

 - Везение, да, но мне кажется, что оно всё спрограммировано изначально. Много артистов, которые суются, так сказать, везде, но они по-прежнему остаются за кадром. Они пытаются что-то сделать, они пытаются успеть везде, но у них ничего не получается. Потому что… А кто-то сидит на диване и ест булку, а ему один раз позвонили и он сразу выстрелил.

-  Если всё-таки от театра к кино, потому что времени очень мало. Всё-таки наверное такая известность больше из кино к Вам пришла?

 - Ну это же разные, конечно…

- Я хочу продолжить, вот сейчас что, кино будет? Кино есть?

 - Что касается кина настоящего такого, Бог его знает, может кто-то и снимает, я не в курсе. Но я от этого как-то не страдаю, потому что я в течение года работал с Сергеем Владимировичем Урсуляком и он так испортил меня в этом смысле, что я стал таким требовательным. Я и так-то всегда не совсем нормальный…

- Ну да, можно сказать, что Вы очень требовательный к себе.

 - А тут он конечно такой мне подарок сделал. Он так меня в хорошем смысле развратил, потому что работать с актёрским режиссёром, порядочным человеком, талантливым и любящим и свою профессию и артистов любящим, а главное, материал прекрасный, что я теперь прям не знаю, что мне теперь делать. Потому что прямо нос ворочу и я знаю, что это может плохо кончиться. То есть не только я сейчас не снимаюсь потому, что нет предложений. Они есть и если бы я захотел, я бы куда-нибудь уже бы пристроил себя, но просто как бы мне кажется, что «служенье муз не терпит суеты» (улыбнулся)

-  Хорошо. А ну, поскольку всё-таки мы Вас больше можем видеть в кино, а в театре, к сожалению, ну Вы уж приезжайте хотя бы к нам тогда.

 - Вы приглашаете, я приезжаю. По-моему то ли второй, то ли в третий раз в Екатеринбурге. Я Ваш город очень люблю. Вы очень гостеприимны.

-  Хорошо. Спасибо. Это была программа «Акцент» в гостях был актёр театра и кино Даниил Страхов. Всего Вам доброго, до свидания.

 - До свидания.