На правах рекламы:

• Arabic remix читать далее.




Даниил Страхов всё проходит под грифом секретно

- Образ барона Корфа уже навеки связан с Вашим именем.

- Но сейчас все следят за судьбами героев сериала "Талисман любви" (канал СТС).

- А Вы сами смотрите сериал?

- Обязательно. Я специально записываю каждую серию и отсматриваю потом. Занимаюсь этим не ради собственного удовольствия, не ради отдыха, как это делают телезрители. Для меня это - часть моей работы: я делаю это для того, чтобы оценить качество своей работы и понять, что нужно делать дальше для того, чтобы эта работа стала лучше. Здесь, на этом проекте, у всех нас есть уникальная возможность учиться и исправлять свои ошибки по ходу, и грех эту возможность упускать. Сегодня ты что-то сделал, а завтра уже посмотрел готовый результат на экране и можешь увидеть какие-то свои огрехи, помарки.

- Каких эмоций больше - положительных или отрицательных?

- Я по натуре самоед. Это является неким внутренним двигателем моего бытия и моего сознания. Актер вообще редко получает удовольствие от лицезрения себя на экране, если только он не является нарциссом, человеком самовлюбленным и глупым. Таких, конечно, среди актеров хватает, но я к их числу, слава Богу, не отношусь. Поэтому честно скажу, что просмотр моих работ особой радости мне не приносит, потому что я не могу избавиться от мыслей о том, что вот здесь я мог сыграть лучше, здесь надо было сыграть так, а здесь - вот так. Надеюсь, что не все эти огрехи замечают зрители.

- Слава приносит удовольствие?

- Любой актер идет в профессию ради славы, потому что профессия подразумевает некий успех сейчас, сегодня, при жизни. Я не могу себе позволить быть эдаким писателем, который пишет в стол, будучи уверен в том, что он гений и потомки его оценят. У меня нет такой возможности. Я актер, и если я сегодня не покажу чего-то, чего-то не сыграю, у меня другого шанса не будет. С этим ощущением уходящих шансов, ролей, жизни даже, если хотите, живут миллионы актеров, которые приходят в эту профессию, будучи уверены, что именно им повезет.

- Вы жалеете о каких-то упущенных шансах?

- Знаете, я к своим ролям отношусь достаточно спокойно - в том смысле, что у меня нет каких-то ролей под грифом "идея фикс": вот хочу сыграть Ромео, и все тут. Те роли, которые ко мне приходят - на что-то я соглашаюсь, от чего-то отказываюсь. Но у меня нет такого, что вот прямо до изжоги хочу сыграть того же самого Ромео. Ромео я, скорее всего, уже не сыграю - мне не 14, не 15 и не 20.

- Правда, что "Талисмане любви" все трюки Вы выполняли сами?

- Чистая правда. Не знаю, буду ли я этим гордиться или жалеть об этом в дальнейшем, но пока все каскадерские трюки, которые прописаны в сценарии для моего персонажа, я делаю сам. Так уж повелось. Коли роль такова, что нужно прыгать через заборы, бегать, драться - никуда от этого не денешься. Даже в ледяной воде пришлось искупаться, когда по сценарию мой персонаж тонул в проруби. Честно скажу, не самые приятные ощущения я испытал во время этих съемок.

- Разве нельзя было пригласить дублера?

- И как снимать крупные планы дублера, тонущего в проруби? Так же нельзя. Поэтому, пока у меня хватает здоровья и навыков, я все делаю сам. По большому счету, это приятно, когда ты умеешь делать массу каких-то вещей, которые напрямую не относятся к твоей профессии. Разумеется, я не скажу, что я мог бы получить диплом каскадера, потому что какие-то вещи мне никогда в жизни бы не доверили - и правильно бы сделали, - потому что есть трюки, которые должны делать профессионалы. Но, тем не менее, что касается каскадерских дел - тот мой опыт, который связан с выполнением трюков в "Талисмане любви", - он достаточно серьезен и, по крайней мере, уважения каскадеров на этом проекте я, надеюсь, заслужил.

- Чем еще, помимо здоровья, приходится жертвовать ради работы?

- Жертва - это вообще понятие условное. Работа может доставлять такое удовольствие, что ради нее ты жертвуешь почти всем. Если ты не любишь работу, то тогда, конечно, все сложнее: ты постоянно испытываешь чувство неудовольствия от того, сколько у тебя работы. А если ты любишь работу, то такого понятия, как жертва, по большому счету, и нет. Я люблю работать, в краткие мгновения отдыха достаточно быстро прихожу в себя и снова хочу обратно, на работу.

- Когда Вы последний раз проводили целый день дома?

- Я тут посчитал, что за прошлый месяц у меня был один выходной, который я провел дома. У меня ведь, помимо занятости в АМЕДИА, есть еще театр, гастроли. Частенько в поездки беру с собой Машу (Мария Леонова, актриса, жена Даниила - прим. автора), чтобы хоть в поезде побыть с ней вместе.

- Любите путешествовать?

- Да, но получается все больше по работе. Недавно снимали в Киеве. Город меня очаровал. В отличие от Москвы, абсолютно европейский город. Там, правда, трудно работать. Хочется загорать, купаться, сидеть в кафешках. В Киеве очень доброжелательные люди. И еще там чисто. Однажды я ехал по городу часов в пять утра. Одну из улиц убирали дворники. Причем как убирали! Они стояли друг от друга через каждые десять метров.

- Все места, где Вы бываете, приятно удивляют?

- Нет. Голливуд не произвел на меня большого впечатления. У нас же существует определенный миф о Лос-Анджелесе: тайны Лос-Анджелеса, они же секреты, она же жара. Жары не было, секреты тоже не обнаружились. На поверку Голливуд оказался районом, где находится несколько наших "Мосфильмов".

- В Париже бывали? Наверняка город поразил и покорил.

- Да. Но Барселона произвела гораздо большее впечатление. Эмоции от Парижа легли как бы сверху. Хотя со временем я понял, что проблема не в Париже, а в том, что тогда у меня было много работы и мало денег.

- В Москве у Вас есть любимые места?

- Люблю гулять по Гоголевскому бульвару. Он связан со студенческими годами, рядом живут мои друзья.

- Жена не обижается, что Вы так редко бываете дома и почти всю жизнь проводите на работе?

- Глупо было бы со стороны актрисы обижаться на то, что ее муж-актер много работает. Это огромное счастье для актера - быть востребованным и работать.

- У Вас с ней есть совместное хобби?

- Мы настолько редко бываем вместе, что совместное хобби всегда сводится к одному - "валянию" на диване и переключению каналов. Смотрим не для того, чтобы посмотреть что-то, а просто, чтобы отключиться.

- А ночные клубы, дискотеки?!

- Я их не люблю.

- Вы можете представить свою жизнь без актерской профессии?

- С трудом. Сейчас это практически невозможно.

- Если бы вы не стали актером, кем бы стали?

- Я раньше все время говорил, что выбирал между юридическим и актерским. Сейчас я думаю, что этот выбор был достаточно условным, детским. Наверное, и выбора-то как такового не было. Ибо, несмотря на то что в школе я учился очень хорошо, последние два года я там практически и не учился, занимался какими-то совершенно другими делами. Так что на финишной прямой, я уже мало чего знал, потому что все, что я выучил до этого, я уже забыл. Получается, я был не особо готов к тому, чтобы в этой жизни чем-то заниматься. И актерская профессия была, вероятно, неизбежностью. Я это умел, играл в школьном театре, и мне это нравилось, хотя сейчас точно не скажу. Наверное, все-таки нравилось, потому что я не знал тогда, что в результате эта профессия с собой приносит, помимо выхода на публику и поклонов с цветами. Любой ведь актер идет в театральное училище, будучи твердо уверенным в том, что главное - поступить, а дальше все будет отлично.

- Вы довольны тем, как складывается Ваша жизнь?

- Если бы я сказал, что доволен, это было бы неправдой. Но, если брать по большому, по гамбургскому счету, то грех жаловаться. Конечно, какие-то желания, потаенные мысли присутствуют. Я не считаю себя человеком, которого абсолютно все устраивает. Если бы я был так доволен, то я был бы спокоен. А в нашей профессии быть спокойным - это смертельно. Надо все время находиться в состоянии поиска, нужно иметь желания, устремления.

- И каковы они, Ваши потаенные желания?

- Не скажу! Это все проходит под грифом "секретно". Есть желания, которые в данный момент недостижимы.

- Отпуск, например?

- Ну, в общем-то, да. Я как-то пытаюсь это спланировать, но пока не получается. Слишком много планов на будущее. А иногда просто по-человечески хочется поспать побольше, повидаться с кем-то, помимо коллег по работе… Но все это потом, когда закончатся съемки.